И голоден был, и жаждал.

И голоден был, и жаждал.

Камергерский переулок - В.Орлов

«Может и меня он видел во сне? — задумался я. — И театр, и бочку... А не нахожусь ли и я внутри сновидения?» Не во сне ли я смотрел телевизор, не во сне ли и теперь я стою на брусчатке Ка­мергерского? Впрочем был годами проверенный и точный, как удар левой ноги футболиста Карвалью, способ одолеть сомнения или утвердить их. Совсем недавно я вспоминал о том, что ни в каких снах, пусть и самых сюжетно-упоительных и даже навеян­ных обещаниями скорого гонорара, мне не удавалось ни выпить, ни съесть чего-либо. И голоден был, и жаждал. Но не получалось.

По случаю осени, хотя пока и теплой, многие выносные сто­лики с цветными зонтами были убраны с тротуаров и мостовой пе­реулка. Возле бывшей «Закуски» они еще стояли, но тамошние уго­щения нарушили бы чистоту опыта. (Вспомнил о Щели). Я присел за столик у ресторана «Яранга». По поводу команды «Челси» и моржовых достоинств острить я не стал, а заказал лишь кружку пива и бутерброд с красной рыбой. Пиво и бутерброд предоста­вили быстро. Будем считать, из Анадыря или из поселка Уэллен. Сейчас же предоставленное было выпито и съедено. Какие уж тут сны! Полторы сотни были отданы официантке болезненно реальные. Я не спал! Не спал я! И тратил деньги неизвестно за­чем.

От «Яранги» опустевшее или выбритое в Москве место не про­сматривалось, судьбы театров официантку Иветту не волновали, никаких сведений об исчезновении дома номер три я от нее не до­был. «А что, его снесли, что ли?» — удивились синие ресницы.

Я вернулся к Антону Павловичу. Прохожие, поспешавшие Камергерским на Тверскую, от моих вопросов о театре с птицей шарахались как от подвохов и искушений, принимая меня либо за цыганку с социальными услугами, либо за ростовского лохо- тронщика, либо за ловца душ из секты Афанасия Минусинского.

В.Орлов: Камергерский переулок. Часть 2.